Лакцы — один из коренных народов Дагестана. Лакцы исторически проживают в центральной части Нагорного Дагестана. Этнокультурная территория лакцев именуется как Лакия и состоит из Лакского, Кулинского и Новолакского раонов.

Cело Убра – моя малая родина

14.09.2015 20:34 admin Лакский район 709

Село Убра - это место, где я родилась. Оно находится в трех километрах от центра Лакского района - Кумуха, некогда знаменитого Кази-кумухского ханства. Жители этого села отличались особым независимым и дерзким нравом. Как свидетельствуют источники, это единственное село, которое не покорялось даже самому хану. Первые же попытки ханского гульбища и всевластия закончились ответами кинжалов и сабель.

Одно из моих стихотворений написано по следу исторического документа, по сути, я его воспроизвела целиком. По нему можно судить, каков был дух жителей этого села.

Договор общины селения Убра

И рукопись Мухаммада Убри,
И кладбище, заброшенное в небо
Громадой гор, хранящих зов зари,
И быль веков, отправленная в небыль, -
Спят в узловатых думах воскресенья,
Чтобы сберечь былое от забвенья
И передать потомкам джамаата
Свободного Убра его адаты
С отвагой друга и любовью брата:

«Да сохранит Всевышний от раздоров обитель предков – гордый дух Убра!
Чтоб защитить селенье от поборов, от козней хана и его раба,
Долг каждого убринца – встать стеной. И если он убьет врага иль ранит -
Ответит джамаат перед бедой. Кто договор не выполнит, обманет,
И с поля брани спрячет свое тело - тот в пользу общества отдаст быка.
Пусть доблесть всех равняет в общем деле. Кто договор отринет свысока,
И сдаст быка без боя, добровольно - того лишить на годы, на века
Полей и пастбища за слабость своеволья, имущества. – Пусть будет жизнь легка
Тому, кто крепость единенья счел тяжестью перед землей Убра.
Да сохранит Всевышний от сомнений в делах защиты правды и добра».

***

Мой дальний предок дерзость проверял
Высоким помыслом и равенством ответа.
Ныне
Хранит Убра, уснувшее в руинах,
Кладбищенское воинство камней.

Нет ближе неба, нет земли родней,
Напомнят нам старинные заветы. Я уехала из села, когда мне было 4 года, в моей памяти остались усеянные желтыми лютиками поля и обрывы, в которые, срывая цветы на склонах, я летела кубарем не раз и каждый раз мне везло - кто-то чудом оказывался рядом и спасал.

Я приехала в это село спустя сорок лет из-за моей московской подруги Оли Шевелевой, которая по моим стихам влюбилась в это село и решила увидеть его своими глазами. Так благодаря ей я совершила паломничество.

Глядя на фотографии, понимаю строчки из книг по истории Дагестана о скудных землях Лакии, из-за чего многие лакцы были рассеяны по всему миру, были прекрасными ювелирами, оружейниками, ремесленниками.

Со всех сторон окруженное обрывами, оно сейчас памятник самому себе. Здесь уже практически никто не живет, 2-3 семьи осталось. Дорога до центра - до Кумуха - так и не проложена. В селе была начальная школа - здесь.

После начальной школы дети продолжали учебу в Кумухской школе, куда ходили пешком в любую погоду, в любое время года. Это довольно рискованно. Несколько лет назад мой родственник, взрослый человек, в советское время зам. директора приборостроительного завода, гордость нашего села, умница, дядя Осман, как мы его с детства привыкли называть, шел вечером пешком домой из Кумуха и оступился, упал с обрыва. Падение оказалось роковым - он не может двигаться, поврежден позвоночник.

Перед входом в село люди останавливаются у памятников тем, кто покинув родное село, так и не вернулся домой. У старинных памятных надгробий читают молитву и лишь потом поднимаются в село. Я не знаю происхождение этих кратеров, но нигде я так не чувствую смысл слов "голая суть земная" как здесь. Я могу бесконечно смотреть эти фотографии, странная красота этой суровой голой земли притягивает неотвратимо. Виды и рельефы меняются каждую минуту - тени от проплывающих облаков меняют картины неустанно.

Малейшее изменение света и движения облаков и перед глазами новые страницы этой потрясающей земли. Кому-то это голая скучная земля, по мне нет лучшего в мире места, где можно слушать время и пространств. Далеко вокруг видны эти ласточкины гнезда - маленькие лакские аулы, приютившиеся на груди или у подножия гор.

Только воинственные убринцы выбрали себе высоту, окруженную глубокими ущельями и обрывами, чтобы быть всегда наготове к опасности.

Мой отец был единственным и последним мужчиной в Убра, который не сменил папаху, черкеску и кинжал на сталинские галифе или костюмы Москвошвея. Судьба его была достаточно трагична, но в воспоминаниях сельчан более жесткого, принципиального и неукротимо-честного убринца они не могут назвать.

Я не помню его лица, слишком рано родители расстались, а потом судьба лишила его навсегда связи с родиной. Мама до сих пор живет воспоминаниями той жизни. А я смотрю на эту словно бы вековую тишь и вспоминаю тютчевское "От жизни той, что бушевала здесь...". Почему-то при всех тяготах жизни люди тогда жили более настоящей жизнью, чем сейчас.

Убра

«И каждый побрел в свою сторону
И никто не спасет тебя»
Исайя

Что тебе видно с твоей высоты,
Брошенной дням на съеденье?
- Камни бы в руки взяла, как цветы,
Если руины – цветенье.

Что тебе шепчут руины Убра,
Памятью трав прорастая?
- Разве Бог создал меня из ребра,
Если я глина простая?

Что тебе день, если тропы пусты,
Если и ночь одинока?
- След от сохи и земной борозды,
Помни, не знают срока.

Что тебе слаще земного питья
В вечном твоем безмолвье?
- Камень бы в руки взяла, как дитя,
Но он лежит в изголовье.

Что тебе видно с твоей высоты,
Брошенной дням на съеденье?
- Камни бы в руки взяла, как цветы,
Если руины – цветенье

 

Дополнительная информация

  • Источник: https://www.odnoselchane.ru

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Последние новости

Новые материалы

Мы ВКонтакте