Лакцы — один из коренных народов Дагестана. Лакцы исторически проживают в центральной части Нагорного Дагестана. Этнокультурная территория лакцев именуется как Лакия и состоит из Лакского, Кулинского и Новолакского раонов.

Профессиональная многомерность лакского этноса и проблема будущего народных промыслов

14.09.2015 18:08 admin Общие сведения о лакцах 607

Лакский народ отличается профессиональной многомерностью, необычайным богатством рода занятий и ремесел. Указанное свойство лакского этноса формировалось исторически, его корни уходят в глубокую древность.

Дифференциация лакского населения на множество родов занятий, требующих определенной подготовки, многовековая народная традиция передачи профессии по наследству от отца к сыну, от учителя к ученику представляют собой следствия множества различных причин, главными из которых являются экономические. В частности, социально-экономические потребности развития древнейшего на северо-восточном Кавказе мощного полиэтнического государства Серир непосредственно генерировали многообразные формы общественного разделения труда как по родам, так и по видам (и подвидам) занятий. В рамках этого государства жили полнокровной жизнью древние и вновь возникающие традиции профессионального обособления общества. Другая важная причина - это безземелье, которое стимулировало поиск различных форм человеческой деятельности компенсирующих неблагоприятные природно-географические особенности этнической территории лакцев. Разумеется, безземелье - не единственная причина того, что на протяжении веков в Лакии происходили процессы способствовавшие столь поразительному многообразию ремесла, профессиональной дифференциации и интеграции труда. Кроме названных были и другие причины, в том числе, исторические традиционные связи и общения с народами Закавказья и Передней Азии, где всегда процветали разнообразные формы ремесленного производства и торговли. С другой стороны наследник легендарного Серира - Казикумухское шамхальство являлось на северо-восточном Кавказе достаточно мощным политическим образованием, обладавшим огромным интегративно-творческим потенциалом, способным решать проблемы автономного развития местной промышленности. Известно, что начиная с XIV в. в Казикумух в поисках выгодных условий приложения сил стекались люди самых разных профессий чуть ли не со всех регионов Северного Кавказа, Закавказья, Средней Азии и Ближнего Востока. Эти люди учились у лакских мастеров и сами передавали им свой профессиональный опыт.

Самое примечательное состоит в том, профессиональная дифференциация лакского этноса, его расщепление на роды занятий, требующих специальных навыков и умений, отливаются в многообразные социальные формы, начиная от личностно-индивидуальной до групповой и поселенческой. Ситуация в этой сфере исторически складывается таким образом, что едва ли не каждое лакское селение получает статус профессиональной определенности и уникальности производимого продукта или оказываемых обществу услуг. Так, например, Кази-Кумух превращается в признанный центр многопрофильного народного ремесленного и художественного производств. В этом большом селении всегда много было златокузнецов, мастеров-серебрянников, ювелиров. В Кази-Кумухе находилось на высоком уровне весьма сложная технология насечки золотом и серебром по кости и железу. Здесь процветали отделка и украшение оружия, изготовление пряжек и женских поясов, застежек, газырей и мужских наборных поясов с золотой и серебряной насечкой по кости и железу, а также женское золотошвейное мастерство. Мастерство и техника золотой и серебряной насечки были развиты в. Гукали, Хурукра, Хури и других лакских селениях. Красочные конские седла и сбрую производили мастера из селения Паласма. Скорняжное дело, кожевенное производство были развиты в селениях Куба, Кули. Шовкра является селением непревзойденных мастеров по изготовлению обуви всех видов. Керамические изделия гончарное производство Балхара получили мировое признание. Широкую Известность завоевало селение акробатов и канатоходцев - Цовкра I. Резьба по камню, мастерство изготовления жерновов для мельниц, кузнечное производство по оснастке последних, а также изготовление сельскохозяйственного инвентаря было развито в Мащихи. А древнейшее лакское селение Сумбатли гордится своими орудийно-техническими мастерами и железнодорожниками. Вихли квалифицировали как селение мастеров по изготовлению лучших образцов кавказского сукна. Мастерами лудильщиками, медниками, жестянщиками и граверами изобиловали селения Щара, Хурхи, Цущар и другие.

Рамки данного сообщения не позволяют охарактеризовать всю богатую и красочную панораму профессионального развития всех лакских селений. Но сам факт обособления каждого селения по роду занятий свидетельствует не только о прогрессе социальной жизни и материального производства лакцев, но и высоком развитии общественного разделения труда, что способствовало, говоря современным языком, удовлетворению как внутреннего спроса на товары и услуги, так и участию в конкуренции производителей на внешнем рынке.

Однако следует подчеркнуть, что основой основ процесса дифференциации лакского этноса на множество родов занятий и профессий является индивидуальная деятельность. Ее относительная автономность выражалась тем рельефней, чем больше развиты были в человеке личностные способности, талант, творческая уникальность, плюс еще понимание им общественной необходимости и значимости своей деятельности.

Индивиды объединялись в большие или малые группы (семья, группа родственников, ремесленная мастерская, состоявшая чаще из односельчан, населенный пункт и этнос в целом). Индивид и социальные группы, в которые он включен, составляли некую подсистему в рамках целостной системы, то есть народа, этноса. Каждый элемент этой системы (индивид, группа, селение) обладал автономией, что отнюдь не ослабляет систему в целом, но, напротив, усиливает ее. Другими словами, усиливает выживаемость народа, его благополучие.

Лакский этнос, достигнувший столь глубокую профессиональную дифференциацию своей общественной жизни, по общесоциологическим меркам следовало бы отнести к разряду прогрессивных. Однако прогресс явление относительное, а не абсолютное, что можно проиллюстрировать на некоторых примерах. Прежде всего, на различных этапах истории судьба народных промыслов складывалась по-разному. Одни отрасли ремесла лидировали, другие, ранее престижные, уходили в тень. Одни селения процветали, другие начинали осваивать их ремесло как выгодное для себя. Были и такие периоды истории, которые отличались полной деградацией традиций народных промыслов, забвением и гибелью многих умений и навыков. Так, после монгольского опустошения лакской земли на протяжении почти целого столетия ремесло и кустарное производство находятся на грани исчезновения. Многие изделия выходят из быта, делаются ненужными. Спрос на них падает. Но с середины XIV в. вплоть до начала XX столетия упадок народных промыслов сменяется процессом их длительного и стабильного развития.

Вместе с тем XX век оказался крайне не благоприятным для развития внутренней творческой энергии народа, прежде всего в сфере ремесла и кустарных промыслов. Индустриализация и коллективизация, война и переселения народов оказали самое прямое разрушительное влияние на традиции народных промыслов лакского этноса. Опытные ремесленники и мастеровые по целому ряду производств стали переселяться в города, - разрушались традиционные школы ремесла в горных селениях. Оставшиеся в горах селения ремесленники подвергались всяческим притеснениям со стороны местных властей, облагались большими налогами как "частников" и "паразитов". Так постепенно вымирало ремесло, высыхало русло реки народного творчества.

Ряд лакских селений был депортирован на земли чеченцев-аккинцев. Трудные условия жизни на новых местах не давали возможности для развития традиционного ремесла. В годы войны основная масса мастеровых людей находилась на фронте. Среди тех, кто остался на полях сражений, а это более половины мобилизованных в армию, было много высококлассных мастеров-ремесленников. В довоенные годы лакские мастера строили индустриальные объекты нашей республики, стали рабочими высокой квалификации.

Отсюда следует вывод, что все эти обстоятельства и причины обескровили народные промысли, разорвали ремесленные центры. Произошло не только падение, но и даже полное забвение сложной техники, огрубение и опрощение ремесленного производства лакского народа. Правда, лакцы, с другой стороны, приобщились к множеству современных, нетрадиционных, профессий, связанных с научно-техническим прогрессом и информационными технологиями.

Таким образом, прошлый век наглядно продемонстрировал, что народные промыслы и научно-технический прогресс не только были связаны прямо и непосредственно, но и известной мере отрицали друг друга. Их расхождения определялись не только критериями профессионализма, а социально-экономическими параметрами. Экономическая необходимость - вот та сила, которая устанавливала стратегические вехи и ориентиры на пути развития как традиционных промыслов, так и технического прогресса. Вот почему сохранение и развитие народных промыслов в условиях научно-технического прогресса была на протяжении минувшего века и сегодня остается проблемой остроактуальной.

О ее животрепещущем значении для лакского народа говорит, прежде всего, тот незаурядный факт, что еще в 1914 г. талантливый юноша Г. Саидов в своей драме "Лудильщики" поднял эту проблему на уровень национального самосознания. Само название "Лудильщики" является, с одной стороны, обозначением определенного рода занятий, определенной профессии, с другой - оно воспринимается как понятие, обобщающее профессиональную многоликость лакского этноса. В начале века в Дагестане отходничество достигло, как известно, своего апогея. Лакцев-отходников, представляющих всю многогранную палитру профессий и родов занятий, можно было встретить в любом уголке царской империи. Драма "Лудильщики" представляет собой художественную картину жизни лакских отходников, живущих небольшой колонией в одном из приволжских городов. Действующие лица пьесы обсуждают вопросы, волнующие не только отходников, но и широкие слои дагестанского общества. У них уже сложилось ясное представление о том, что они живут в новом мире, создаваемом машинами, техникой, что в этом мире нет места степенным, патриархально чистым селениям горцев, нет места свободным ремесленникам и земледельцам. Более того, они полагают, что лакский народ не может жить плодами земли, потому что ее просто не хватает. Профессия является, поэтому кормилицей для народа. Однако профессия профессии - рознь: есть профессии легкие, есть трудные. А профессия лудильщика является чрезвычайно трудной. Отсюда необходимость переориентироваться на другой род занятий, менее опасный для здоровья и более выгодный в материальном отношении. При выборе профессии, по мнению автора "Лудильщиков", следует действовать в соответствии с новыми возможностями, представляемыми машинной цивилизацией, а не по диктату традиционных привычек и психологических стереотипов.

Однако самую серьезную озабоченность вызывают другие судьбоносные вопросы: исчезнут ли под давлением фабричного производства традиционные народные промысли? Откажется ли лакский народ от своей профессиональной многомерности? Ограничится ли инструментальная база труда новыми технологиями? Достигается ли более высокое качество труда только техническими средствами? Не являются ли умения и навыки более эффективными, чем машина при решении ряда практических задач? Не целесообразнее ли принять в качестве главной мысль о балансе разных средств - традиционных и техногенных?

Эти вопросы находят свое определенное разрешение в "Лудильщиках". Один из действующих лиц драмы - Али является представителем нарождающегося класса предпринимателей - торговцев. Его философия во многом тождественна мировоззренческим установкам самого автора. О перспективах народных промыслов Али выдвигает следующие тезисы. Ремесло - это род занятий, который не имеет перспективы. Фабрика разрушает ремесла. Фабричная продукция разнообразна, качественна и дешевая. Фабрика скоро вытеснит все ремесла. На ремесле никто до сих пор не разбогател. Заработок сдельный, сколько сделал - столько получил. Если хочешь много заработать, то и трудись много. Но в этом случае не хватит сил. Поэтому рано или поздно придется расстаться с ремеслом и кустарным производством.

В "Лудильщиках", таким образом, не ставится вопрос о том, что могут, и чего не могут машины и техника. Он снимается слепой верой дагестанских интеллектуалов начала века в силу и мощь технического прогресса. Рационалистическая абсолютизация значения научно-технического прогресса, упование на всемогущество "техники - фабрики" как инструмента решения всех социально-экономических проблем народов страны гор - все это есть пороки социальных ожиданий, основанных на чрезмерно завышенной цене технического прогресса. То, что в начале минувшего века казалось бесспорными и очевидным, в конце его не подтвердилось. В начале века не были столь отчетливо видны те пороки техногенной цивилизации, которые, постепенно проникая в культуру народов Дагестана, разрушили ее внутреннюю энергию саморазвития. Но заслуга драматурга Г. Саидова состоит в том, что он угадал тенденции роста техники, предсказал несомненные блага, связанные с техническим прогрессом, как и его убийственное влияние на ремесла и народные промысли лакского народа. Г. Саидов предвосхитил тот плачевный итог, который мы сегодня подводим нашему вековому развитию.

Старые профессии лакцев потеряли свой смысл благодаря ценностной ориентации души народа на "лучшее", выбор "лучшего". Это есть в некотором смысле ориентация на абсолютную систему отчета (лучше - хуже, хорошо - плохо, добро - зло), которая маркирует явления в черно-белые цвета. Только здравый смысл способен избавить нас от подобного противопоставления явлений путем использования разноплановых оценок и решений, в том числе использования консервативно-охранительных структур сознания. Вероятно это и помогло лакцам сохранить еще некоторые профессии из старого и необычайно богатого арсенала мастерства и умений.

Конфликт между традиционной и техногенной цивилизациями в начале минувшего века был решен в пользу последней. Сегодня, в конце века, мы склонны бежать от цивилизации к патриархальщине, от "прелестей" городской жизни к деревенской идиллии, от вавилонской тарабарщины смешанных языков к чистым истокам родных наречий. Мы сегодня потеряли дорогу в наш "Багдад", подобно тому, как это произошло с лудильщиком Ахмедом в финале пьесы. И там и здесь деньги заслоняют человеку глаза на истинные традиционные ценности, на истинные социально-экономические и технические ориентиры.


Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи!

Последние новости

Новые материалы

Мы ВКонтакте